Сергей Заславский - мультиинструменталист PDF Печать E-mail
Добавил(а) Наталья Гальцова   
18.05.12 23:53

Статья-интервью.

Дата рождения: 2 декабря.

Увлечения?

Ой, их так много! Я всегда увлекался психологией, кроме музыки, естественно.

Потом я стал увлекаться философией, сначала - немецкой классической, потом - индийской. С тех пор сижу больше на индийской философии. Ну, конечно, окунулся и в философию северной/центральной Южной Америки (индейцев американского континента). Но ближе всего мне индийская. Также я увлекаюсь астрологией - мне очень нравится. И потихонечку стараюсь узнать что-то новое. Узнать, прочитать, смотрю всякие астрологические карты, разбираюсь. Так, для себя, понемножку.

Как начал заниматься музыкой, где учился и с кем играл?

Когда мне было 5 лет, еще в детском саду, приходили люди из детской хоровой школы Дунаевского, если не ошибаюсь. Они набирали детей в хор. Ходили по детским садам и прослушивали детей - кто как может петь, у кого какое чувство ритма - выставляли баллы, тестировали. Я прошел все тесты, у меня были одни пятерки, и в итоге я попал туда, в детскую хоровую капеллу. Eздил туда целый год, занимался, учился петь. Но как-то мне это всё было очень тяжело, нужно было рано вставать, мне это как-то не очень нравилось, я капризничал, плакал, всё это со слезами, родители меня тащили - в итоге, в общем, это насилие закончилось, и я благополучно перестал туда ходить.

Потом, с 6 лет, я стал брать частные уроки игры на фортепиано дома - приезжала преподавательница и учила играть, объясняла, как чего. И это было, в общем-то, здорово, но я помню, что я не так-то хорошо ее слушался, и больше предпочитал что-то подбирать по слуху. То есть, она мне дает одни задания, а я слышу радио, какие-то песни - и подбираю. В общем, не выполнял то, что мне говорилось. Но три года я честно с ней прозанимался и получил основы игры на фортепиано - в общем, в итоге, конечно, это мне очень помогло.

В 6 классе школы что-то со мной случилось, и я вдруг сильно захотел играть на аккордеоне. Это до сих пор остается загадкой для всех. Моих родителей уже нет в живых, но я помню, что для них это было загадкой - с чего это вдруг я решил пойти на аккордеон. Это было как-то странно, неожиданно. Никто меня не тащил, мне просто захотелось, я взял, сам пошел в музыкальную школу, туда записался и начал ходить.

Мне нравился аккордеон - мне очень не повезло с преподавателем. Он был больной, на голову, явно! Потому, что ну, представьте - приходит ребенок, по сути, 6 класс школы - и у меня - так, на аккордеоне, когда играешь, не должно быть ногтей. Потому, что если ногти, то они стучат по клавишам, соскальзывают, в общем - если у меня были ногти, что он делал? Он открывал свой дипломатик, доставал оттуда канцелярские ножницы, брал мою маленькую ручку, и под корень начинал мне ногти состригать. Потом, например, я играю, и если я играл неправильно - он бил меня по рукам. Реально просто. Вдобавок ко всему, у него крышу могло просто сорвать, и если я не подготовился, он мог взять мои ноты, порвать их и выбросить в окошко. То есть, вот такая была история.

Я умудрился с этим садюгой прозаниматься целых два года - можете себе представить?

К 8 классу я осознал что насилие - это вред, и перестал заниматься.

Потом всё это дело продолжилось, когда мне исполнилось 17 лет, меня пригласил учиться в культурно-просветительное училище в Харьков мамин двоюродный брат, который там преподавал инструментовку. И я поехал из Москвы туда - это было прекрасное время, замечательное. Мне было предложено изначально выбрать инструмент специальный - либо флейту, либо саксофон. Отделение называлось - духовой оркестр. Со специализацией нужно было определиться. Меня познакомили с преподавателями. Мне сказали так: «Если ты хочешь реально научиться играть, получить хорошую основу, то тогда имеет смысл выбрать флейтиста, потому что он хороший педагог, с хорошим образованием, тоже играющий». Но он играл классику, он не импровизировал, а к тому времени я уже во всю импровизировал на фортепиано.

А саксофонист - он заведующий кафедрой, что, конечно, ценно. Он, как музыкант, исполнитель очень хороший - саксофонист джазовый. Но как преподаватель он, типа, никакой. Не особо. Вот и думай. Вроде как, саксофон - инструмент более эстрадный, а значит - более популярный. И что-то я думал-думал, пообщался с преподавателем и с тем, и с другим - и мне просто понравился флейтист. И я выбрал флейту - так получилось. И учился я там три года, как и положено. Флейта мне нравилась, я занимался помногу, я старался. Общался с другими музыкантами, там и группа была. В общем, это было замечательное время, всё было весело, замечательно, здорово. И я ухитрился закончить это культурно-просветительное училище (тогда так это называлось) - с красным дипломом.

Потом - надо же образование продвигать, продолжать. И встал вопрос о том, чтобы пойти в ВУЗ. В итоге, с помощью своих родителей я поступил в институт культуры (МГИК) - который на Левобережной находится. Тоже на эстрадное отделение, по классу опять же-таки флейты. Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что если бы родители мои, может быть, не пошли у меня на поводу, по пути наименьшего сопротивления, то было бы лучше, если бы меня отдали не в институт культуры, а в консерваторию или в Гнесинку. Потому, что там и преподавательский состав сильнее, и школа сильнее - я думаю, что это было бы лучше. Но история не знает сослагательных наклонений, и нет смысла оглядываться в прошлое в данном случае - что было, то было. Преподавателем у меня был весьма-весьма слабенький... Как преподаватель. Сам он был сильным музыкантом, но как преподаватель... Он был почасовик, его волновало только - прийти, тупо своё время отсидеть, что-то показать, что-то дать и всё. Поэтому ничему новому я там не научился. Зато получил диплом, который благополучно у меня валяется сейчас в ящике моего письменного стола. И совсем мне не нужен, как оказалось.

Когда я вернулся из Харькова и поступил в институт (это был 83 год), я в течение недели научился играть на гитаре. Ну, научился, как - научился. Конечно, не как профи. Не так, как наши гитаристы - не так, как Грендель, то есть, никаких соло я сыграть не могу. Я научился тому, что мне хотелось - мне хотелось знать основные аккорды, минорные и мажорные, располагающиеся на разных ладах. Чтобы я мог себе аккомпанировать и показать другим, может быть, что-то объяснить - буквально на таком уровне. И недели мне было достаточно, чтобы я освоил эти аккорды, и дальше просто уже... Вот так вот я играю на гитаре :-) Это уже по счету четвертый мой инструмент получился.

В институте я проучился год, А в 84 году меня забрали в армию. В армию меня призвали, благодаря моей матушке, она помогла - чтобы я попал солдатом в оркестр суворовского военного училища. Находился он на станции метро «Фили». В 15 минутах от моего дома. Это было прекрасно. Лучше службы не придумать, я думаю. Я туда призвался, естественно, как флейтист - а военный дирижер (по всем понятиям командира, матерком, всё как положено) мне доходчиво объяснил, что флейтисты им не нужны, и он готов меня отправить в строительный батальон вместо оркестра, но если я всё-таки хочу остаться там, то мне надо освоить игру на саксофоне, и в течение месяца, пока он отдыхает в Крыму, выучить 30 маршей. И тогда я буду спасен, я смогу играть в оркестре. И если он приезжает, а я не играю - то меня тут же без разговоров отправляют на стройку. У меня задрожали коленки, мне стало просто жутко от самой мысли, что я буду что-то копать и перебирать кирпичи, и еще неизвестно чем заниматься. Я сконцентрировался и стал приставать ко всем сверхсрочникам, чтобы меня быстренько научили. И я умудрился за этот месяц научиться играть на альт-саксофоне, и выучил 30 маршей, когда он приехал, я ему всё это изобразил. Конечно, он не был в шоке. Такие люди непробиваемы, он это воспринял как должное - то есть, приказ выполнен, всё нормально, само собой разумеющееся. Таким образом, у меня появился пятый инструмент - и два года я играл на альт-саксофоне.

После армии я перевелся на заочное отделение и продолжал доучиваться в институте культуры - который благополучно закончил в 1990-ом году. В этот же год я отправился в США. Когда я поехал туда, у меня в кармане было всего 300 долларов и ленинградская флейта, на которой я всю дорогу играл. У этой поездки была предыстория. В 1988 году на Старом Арбате я познакомился с замечательным американским певцом, гитаристом Ларри Лонгом. Который поет песни в стиле продолжения бардовской традиции «woody», такой американский певец политический. 1988 год - свобода слова, Горбачев, все дела... Мы с ним выступали немножечко - пока он в России находился, мы играли. И он меня потом пригласил к себе в гости. Поэтому в 1990-ом году, когда я отправился туда, я его навестил, конечно. Он родом из Минессоты, город Минеаполис, и у него я провел месяц. В течение этого времени мы играли кантри-музыку, и его песни, играл я и с другими музыкантами, были фестивали, какие-то выездные семинары - его семинары. В студии записывались. Потом я просто начал путешествовать по США, и уже общался с другими музыкантами, и всё это у меня было, конечно, на флейте. Поэтому я там много всего перепробовал в плане музыки. А эту флейту, кстати - вот эта флейта, которая у меня сейчас - мне эту флейту подарила жена Ларри Лонга. В тот месяц, когда я у них гостил - они мне сделали такой подарок. Я был очень этому рад и эта флейта до сих пор у меня, сколько уже времени прошло, и, на самом деле, уже давно пора ее менять. Это ученическая модель, и я из нее, конечно, вырос - но пока, почему-то, не происходит такая ситуация, чтобы у меня оказалась флейта более профессиональная - но обязательно произойдет, конечно, произойдет. Но пока я играю на этой флейте уже шестнадцатый год.

После возвращения из Америки в 1995-ом году у меня было просто тяжелое время, когда я вообще ничего не мог: ни работать, ни играть - период застоя. Этот период длился у меня аж 5 лет. Я был просто в каком-то трансе. И вот, в 2000 году, гуляя по Старому Арбату с саксофоном, я услышал у театра имени Вахтангова группу, играющую латино. И в этой группе я увидел своего друга, играющего на конгах - Макса из Челябинска. И Макс меня тоже увидел, обрадовался, помахал мне рукой, увидел, что я с саксофоном - и дал мне такой знак: типа расчехляйся, доставай саксофон, будешь с нами играть. Я дождался, когда у них буде перерыв, подошел к Максу. Говорю – «Макс, ну я понял, ты хочешь, чтобы я с вами играл - а как, вообще, на это посмотрят остальные?» Он говорит - не вопрос, сейчас я всё узнаю. Он отвел в сторону этого перуанца, который там рулил эту латину, и спросил у него насчет меня. Перуанец посмотрел на меня подозрительным взглядом, видимо почувствовал что-то, и сказал Максу - "Да. Можно.", что Макс мне и передал. Я тут же достал этот саксофон и, как ни в чем не бывало, начал с ними играть, как будто я всегда с ними играл. Им понравилось, и они пригласили в этот же вечер работать с ними в ресторане - туда я и отправился. И с тех пор я играл латину. 3 года вот с этим коллективом я проиграл латиноамериканскую музыку на саксофоне. Потом произошел у нас развал-раскол, группа развалилась, и меня подобрала другая. Которая называлась «Амигос де Курасон». И там сначала я играл на саксофоне, потом я добавил флейту в некоторых песнях, потом им хотелось, чтобы я играл на синтезаторе - я купил синтезатор, стал играть на синтезаторе. А играл я у них на сопрано-саксофоне. Потом им надоел синтезатор и сопрано-саксофон. Они говорят - а может, ты поиграешь на альт-саксофоне? Я сказан - не вопрос, я продал сопрано-саксофон, купил альт-саксофон, стал играть на нем. Два года я с ними играл. Это был очень ценный, нужный экспириенс для меня: игра в латине, потому что там своеобразная ритмика, своеобразная мелодика - это очень-очень полезно для меня, как для музыканта оказалось.

Что привело в «Мельницу»?

Однажды мне позвонил Альтар и пригласил играть в «Мельницу». И как только это произошло, я сказал себе: «До свидания, латиноамериканская музыка, начинается новый этап моей жизни, который называется «Мельница»…

Этот кусочек биографии взят отсюда.

Помимо творческой деятельности в группе «Мельница» и всех перечисленных ранее инструментов, Сергей играет на терменвоксе. Вы можете изучить этот прекрасный инструмент в группе Сергея вконтакте.

История о терменвоксе (взята из ЖЖ Сергея).

«Моё знакомство началось в 4 классе школы, когда мой Отец, инженер-конструктор, принёс ко мне в комнату толстую книгу в чёрном переплёте на которой чётко виднелась надпись золотом: РАДИОЭЛЕКТРОНИКА. Эта книга была переводом с польского и содержала, как потом выяснилось, много интересного по этой теме.

Отец, по всей видимости был хорошо знаком с её содержимым.

Показывая мне разворот книги где то посередине, он загадочно улыбнулся, его глаза заблестели и он произнёс магическую фразу, которая на тот момент только ему одному была понятна: СХЕМА ТЕРМЕНВОКСА.

Точно помню, что я не выпал в осадок и не впал в кому, однако при слове "электромузыкальный инструмент" тотчас оживился. Отец всегда что то мастерил и конструировал и даже как то собрал цветомузыку, поэтому его желание собрать что то музыкальное меня порадовало.

Так и не поняв, что такое терменвокс я отправился учить уроки, а отец-паять схему.

Через пару дней он принёс мне готовое устройство. Я замер в ожидании чуда и вот..оно свершилось. Устройство запищало, завизжало и звук пополз в разных направлениях, реагируя, как и положено на положение руки. Было забавно поиграться с этими изменениями звука некоторое время, но интерес быстро пропал и я вскоре про всё забыл.»

Иногда Сергей проводит мастер-классы по терменвоксу, а так же преподаёт духовые инструменты и теорию музыки.

 

Последнее обновление 14.06.12 10:05
 

Портал Поставщиков

Я зарегистрирован на Портале Поставщиков

Авторизация






Моя корзина




Ваша корзина пуста.

Поиск товаров

Поиск статей

Производители




Наши страницы

    

Наши посетители

Наша музыка

In order to view this object you need Flash Player 9+ support!

Get Adobe Flash player

Powered by RS Web Solutions

In order to view this object you need Flash Player 9+ support!

Get Adobe Flash player

Powered by RS Web Solutions

In order to view this object you need Flash Player 9+ support!

Get Adobe Flash player

Powered by RS Web Solutions